Военно-политический обзор Кавказа: Часть-II

Иранский фактор

В своей статье «Кипучий Кавказ», опубликованной на сайте http://inosmi.ru 10 мая 2017-го года, Сванте Корнелл - директор Института Центральной Азии и Кавказа (США) оценивая регион пишет так (даю сокращённо): «Значение Кавказа определяется его ролью географического, культурного и геополитического перекрестка. Этот регион является местом встречи, мостом или барьером между востоком и западом, севером и югом - между Европой и Азией и между Россией и Ближним Востоком. Транспортировка является ключевым вопросом так в военной сфере, так и важнейшей артерией в формирующейся системе континентальной сухопутной торговли, которая связывает рынки Европы и Азии. В строительство портовых сооружений в Грузии, Азербайджане и Туркменистане, а также железных дорог по всему региону уже вложены внушительные средства. Мир, безопасность, развитие и стабильность Южного Кавказа являются долгосрочной целью не только для крупных западных нефтегазовых компаний, но и для Китая и Индии, заинтересованных в бесперебойной торговле между Азией и Европой».

Иран считается одной из стран Кавказа, которая демонстрирует совершенно своеобразную и отчасти не прозрачную военно-политическую деятельность в этом регионе.

Военно-политические цели Ирана на Кавказе

Регион Кавказа имеет геополитическую важность для Ирана. Это связано с рядом исторических и существующих причин. В обсуждаемом регионе Иран имеет общую сухопутную границу с Арменией, Азербайджаном и Турцией, а также на Каспийском море морскую границу с Азербайджаном. Следует напомнить, что до подписания Туркменчайского договора в 1828-ом году Южнокавказкие страны находились в составе Персидской Империи (ныне Иран). Исламская Республика Иран, в некотором смысле  считает эти территории как бы своими. И потому сегодня Иран не скрывает своего желания стать более авторитетным и определяющим лидером в регионе. Главная шиитская страна мира, также как Россия, всячески противится реализации военно-политических, экономических проектов в интересах Запада в регионе. Иран является противником сотрудничества странами Южного Кавказа с Западом. Попытки этих стран просто расширить сотрудничество или вступить в НАТО правительством Ирана рассматривается как угроза своей безопасности.

Между Ираном и его главным союзником по Кавказу и Каспиискому морю Россией имеются крупные торгово-экономические связи. Помимо этого, между этими государствами существует как официальное, так и не официальное ядерное сотрудничество. За последние годы Москва не раз оказывала помощь Ирану, поставляя последней военно-морское оборудование, боевые корабли и пр. Активное военное сотрудничество происходит на государственном уровне. Встречи министров обороны и их заместителей носят регулярный характер.  В начале 2015 г. состоялся официальный визит министра обороны РФ Сергея Шойгу в Тегеран. В ходе встречи с министром обороны Ирана Хосейном Дехганом было подписано соглашение о военном сотрудничестве между двумя странами. Между двумя государствами ведётся переговоры о строительстве стратегического судоходного канала. Это канал свяжет Каспийское море с Персидским заливом. Этот проект позволит российским военным кораблям выйти в открытое море без необходимости следования по турецким проливам Босфор и Дарданеллы. Военно-техническое сотрудничество между двумя государствами является одним из приоритетов роста иранской экономики, в том числе оборонной сферы. По оценкам Российских экспертов, Иран крайне заинтересован в поставках современных российских вооружений, в налаживании собственного производства, подготовке специалистов для своих вооруженных сил. По инфорациям местной прессы к настоящему времени, вопрос о запрете по ракетному комплексу С-300 для нужд иранской армии снят. Ассортимент военных поставок из России в Иран постоянно расширяется. В частности, ведутся переговоры о закупках иранской стороной военных самолетов, танков, морских судов и др. Тегеран проявляет особый интерес к получению российских лицензий на производство военной продукции в ИРИ. Роководство исламской республики выражает готовность об учреждении с РФ совместное предприятие по производству вертолетов. Переговоры с холдингом «Вертолеты России» о поставке в Иран многоцелевых вертолетов «Ансат» и Ка-226Т имеют положительные результаты.

По словам Министра обороны Ирана Хосейна Дехгана «Сотрудничество с Россией на Южном Кавказе для Иран чрезвычайно важно». Он так же заявил, что сотрудничество в региональных и международных вопросах с такой сильной страной как Россия носит особый характер. Иранский министр обороны считает, что на Южном Кавказе и в Центральной Азии эти две страны должны работать вместе.

Сотрудничество с Азербайджаном, и в то же время возможность оказание политического воздействия и давления на него для Ирана имеет очень большое стратегическое значение. В этой связи, следует отметить, что часть исторического Азербайджана – Южный Азербайджан, находится на территории Ирана. Среди этнических групп, проживающих в Иране, азербайджанцы (около 30-35 миллионов человек), являются самой большой. Иными словами, вопрос территориальной целостности Ирана во многом зависит от проводимой политики в регионе Южного Кавказа. Правительство Ирана не скрывает свою обеспокоенность призывами населеня с обеих сторон по объединению Северного и Южного Азербайджана. В связи с данной деятельностью ежегодно в Иране арестовываются десятки азербайджанцев.

Сотрудничество Ирана с Арменией носит в первую очередь политический, а потом и экономический характер. Используя эти факторы, Иранская сторона в первую очередь пытается получить возможность политического воздействия на Азербайджан.

Иран стремится реализовать свои политико-экономические и военно-политические интересы и на Каспийском море. В пероиод СССР Иран не имел права держать военный-морской флот на Каспийском море, но имел право использования лишь торгового флота. По данным опубликованным в русской прессе, сегодня Иран имеет Командование ВМС Армии в зоне Каспийского моря, которая  является тактическим соединением. Якобы оно предназначено прежде всего для ведения патрульной службы и морской разведки в южной части аквато­рии Каспия. В его состав входит 4-й BMP (ВМБ Бендер-Энзели), который включает штаб, дивизион кораблей и катеров, дивизион патрульных кате­ров, а также учебный центр технических специалистов.

Эта страна полностью поддерживает инициативы России по проекту «Касфор» и выступает против присутствия на Каспийском море стран не входящих в состав прикаспийских государств.

Правительство Ирана до сих пор выступает с частными предложениями по правовому статусу Каспийского моря, но данная позиция противоречит политическим и экономическим интересам Азербайджана и Туркмении, что и мешает окончательному определению статуса этого моря.

Политика Исламской Республики Иран направленная на тотальное распространение идеологии шиизма среди народов Кавказа вызывает озабоченность других стран региона и усливает политику недоверия.

Официально Иран выступает за мир и стабильность в регионе. Официальные лица так же выступают за урегулирования существующих вооружённых конфликтов в Южном Кавказе. А на деле страна не только отказывается противостоять оккупантской политике России и Армении, а наоборот, во многом демонстрирует солидарность с ними.

Военно-доктринальные взгляды Ирана на регион

В связи с тем, что в Иранской Исламской Республике существует тоталитарный, теократический режим, концепция национальной безопасности и военная доктрина не являются открытыми документами. Тем не менее, на основе анализа материалов СМИ, иностранным специалистам удаётся определить системы взглядов Ирана во внешней политике, политике безопасности и обороны.

Известно, что именно ИРИ выступил с новой моделью безопасности в регионе. Бывший министр иностранных дел Ирана Али Акбар Велаяти эту модель объяснял так: «Другие страны не должны вмешиваться в решение проблем Кавказа. Этим должны заниматься только страны региона". Конечно же, целью этой модели является обеспечение иранского господства и религиозного режима, т.е. защита собственных интересов в регионе.

Иранские правящие круги по сей день считают, что США, Израиль и западные страны, которые не принимают иранский режим, с приближением к региону, установлением более тесного политического и экономического сотрудничества со странами Южного Кавказа преследуют цель ликвидации религиозного (исламско-шиитского) режима этой страны.

И по всей вероятности, данный модель безопасности успешно реализуется. Об этом свидетельствуют результаты последних саммитов прикаспийских стран. ,

Хотя и Иран настаивает на то, что его военная доктрина носит оборонительный характер,  но сама политика «запугивания и устрашения», на которой основывается его военная доктрина, говорит о её агрессивном характере.

Иран ускоренными темпами развивая свою ракетную и ядерную программу. В опубликованной в апреле 2017-го года обновленной версии известного рейтинга Global Firepower, определяющего оборонный потенциал множества стран мира, Иран занимает 20 место в общем списке.   

Многие эксперты считают, что военная политика Ирана служит конфронтации, угрожает стабильности и безопасности региона. По сведениям местных аналитиков, в связи с усилением конфронтации в течение последних двух лет между Арменией и Азербайджаном Иран стягивает военные силы к региону Южного Кавказа, особенно к границам Азербайджана. По последним сведениям, Тегеран стянул к региону Южного Кавказа около 20-30 процентов личного состава ВС и Корпуса Страж Исламской Революции. Из 16 военных округов ВС ИРИ, 4 направлено на регион Южного Кавказа. Иран так же ускоренными темпапми усиливает военно-техническое сотрудничество с Россией, а сотрудничество посредством Каспийского моря имеет особый весь за последние годы.

Ради справедливости следует также отметить то, что в своей современной истории Иран никогда не начинал агрессивную войну. По данным местной СМИ лидеры этой страны придерживаются доктрины «недопустимости превентивного удара». Это относится как к высшему религиозному лидеру, так и к командованию  Корпуса Стражей Исламской Революции.

Заключение

По данным международной прессы, с приходом к власти в США Д.Трампа споры вокруг «Иранской ядерной сделки» снова разгорелись. Новый президент подвергает неуёмной критике данное соглашение. Усилия Трампа явно направлены на отмену этой «самой худшей сделки» .

Кроме того, первый зарубежный визит Американского президента в Саудовскую Аравию настораживает военно-политическое руководство ИРИ. Этот визит в большинстве мировых СМИ, а особенно в СМИ Ирана и России, расценивается как совместный антииранский курс Эр-Ряда и Вашингтона. Этот вывод так же совпадает с тем, что в рамках ближневосточного курса США центральное значение имеет политика противодействия Ирану. «В ходе прошедшего в Эр-Рияде саммита арабских и мусульманских стран при участии Трампа было поддержано предложение о формировании воинского контингента для поддержки антитеррористических операций в Ираке и Сирии численностью 34 тысяч военных» . 

Формально данный воинский контингент, представляющих главным образом суннитские государства и условно названным "Арабским НАТО", считается  антитеррористическим блоком. Но опять же в Иране это расценивается как действие направленное против шиитского государства.

Нет сомнений в том, что не довольный Иран предпримет ответные меры. Агрессивность ИРИ отразится и на военно-политической обстановке Южного Кавказа, и в бассейне Каспийского моря то же.

Обострение международной и военно-политической обстановки вокруг ИРИ, возобновление споров вокруг его ядерной программы предполагают сделать следующие прогнозы в отношение развития Иранской политики на Южном Кавказа и Каспийском регионе:

- Стремления усиления влияния в регионе и воздействия на Южно-Кавказские страны;

- Усиление стратегического сотрудничества с Россией и Арменией;

- Неконструктивная позиция в отношение правового статуса Каспийского моря;

- Время от времени нарушения водных и воздушных границ В Азербайджана, препятствие  добычи нефти в море посредством применения военной силы;

  • Преднамеренное препятствие процессам демократизации молодых государств и их интеграции в евроатлантические структуры;
  • Усиление сотрудничества с Арменией с целью оказания военно-политического давления на Азербайджан;
  • Продолжение «экспансию шариата» на страны Южного Кавказа, в особенности в Азербайджане;
  • Усиления Стремления к реализации идеи «Касфор».
  • Сближение позиций и развитие сотрудничества с ОДКБ.

Безусловно, повышение напряжённости в регионе и результаты агрессивной политики ИРИ в первую очередь отрицательно отразится на молодых государствах региона, стремящихся к сближению с Западом.

 

 

Яшар Джафарли,

Студент мaгистратуры 2-го года обучения по специальности «Внешняя и внутренняя безопасность ЕС и международная стабилизация» факультета политологии (Институт политических исследований) Страсбурга Университета, Франция.

 

Источники и ссылки:  

1) “Кипучий Кавказ”,    Сванте Корнелл (Svante E. Cornell), 10.05.2017

     http://inosmi.ru/politic/20170510/239294743.html ;

2) Москва - Тегеран: новые грани отношений,  28-03-2017,

    http://csef.ru/ru/politica-i-geopolitica/484/moskva-tegeran-novye-grani-otnoshenij-7539 ;

3) http://publika.az/news/dunya/72496.html  17 апреля 2015-го года ;

4) «Военно-морской флот ВМС Ирана», 4 апреля 2014-го года,

     http://www.modernarmy.ru/article/396/vms-irana ;

5) «Каспийский саммит в Астрахани: статус моря не определен», 29 сентября 2014 года,

     http://www.bbc.com/russian/international/2014/09/140929_caspian_summit_timeline ;

6) «Каспийская пятерка»: о чем договорились участники саммита в Астрахани», 29 сентября,            

     2014 года,  http://www.rbc.ru/politics/29/09/2014/542959dbcbb20f27457efb27 ;

7) Военная мощь Ирана, Кирилл Рябов, 4 мая 2017 года,

    https://topwar.ru/114847-voennaya-mosch-irana.html ;

8) «Трамп плодит коалиции. Теперь - против Ирана», ИА REGNUM, ТЕГЕРАН29 мая 2017,

     https://regnum.ru/news/polit/2280683.html ;

9) «Трамп против Ирана», Давид Арутюнов, "Голос Армении",  22.05.2017,

    http://politobzor.net/show-132792-tramp-protiv-irana.html ;

10) Политика Ирана в регионе Среднего и Ближнего Востока, 22-04-2013

    http://csef.ru/ru/politica-i-geopolitica/484/regionalnaya-politika-islamskoj-respubliki-iran-4203 ;

11) «Как поменяется политика Ирана на Кавквзе после сделки с Западом?», Thomas de Waal,

      20 мая 2015,  http://carnegie.ru/2015/05/20/ru-pub-60136 ;

12) «Иран и Южный Кавказ», Владимир Сажин, 19 декабря 2012,

      http://www.iran.ru/news/analytics/84809/Iran_i_Yuzhnyy_Kavkaz ;

 

Публикувано на 9 Юни 2017 в 14:11 часа от
Яшар Джафарли


Ключови думи:военно-политически преглед, Кавказ

0 Коментара
Добавете вашия коментар:

Име:
E-маил: (незадължително)
Емотикони: smile wink wassat tongue laughing sad angry crying 

| Отписване

Свържете се с нас